Доминирование Джоковича: величие или коллапс?

Про то, что Новак Джокович в этом году вышел на невероятный уровень теннисного мастерства и физической готовности, написана такая куча статей, что это уже стало общим местом. Но сам факт от этого не теряет важности – Джокович действительно показывает великую игру.

Три кита его успеха – это стабильность, вариативность и физическая готовность. Грубо говоря, это выливается в то, что он может пять часов бегать по корту, постоянно отвечать сопернику разными ударами (в плане вращения, направления и глубины), и при этом ему не надоест, он не разозлится и не сломается.

Плюс ко всему, Джокович выделяется своим стремлением и умением заполнить даже самые мелкие пробелы в своей игре. Он планомерно избавился от проблем с подачей, которые были у него до 2011 года (по пути пришлось пройти через неудачный эксперимент с Тоддом Мартином), а сейчас вполне успешно полирует игру с лета при помощи Бориса Беккера. Серб отчетливо понимает, что совершенство недостижимо, но это не отменяет необходимости к нему стремиться. Что он и делает.

Общее состояние теннисной тактики

В 90-е годы в мужском теннисе начала доминировать построенная на контратаке тактика «измора», одним из родоначальников которой считается Иван Лендл, а одним из самых совершенных представителей на первом этапе – Андре Агасси. Суть тактики заключается в том, что игра строится на умении быстро перейти из глубокой обороны в атаку, и на данный момент Джокович владеет ею, наверное, лучше всех в истории.

Если сравнивать теннис с войной, то в нем можно выделить момент генерального сражения – то есть, момент максимального напряжения боевых сил, который обыкновенно имеет решающее значение во всей кампании. В теннисе это может быть игровой отрезок, который характеризуется наиболее напряженной борьбой, после которого один из игроков выигрывает довольно легко. Обычно выигрывает тот, кто лучше готов физически и морально – соответственно, в подавляющем большинстве случаев это будет Джокович.

Кроме того, Джокович умеет вести войну и без генерального сражения, то бишь побеждает множеством мелких «дел», выигрывает множество мелких сражений. Отличным примером такой победы может служить, например, финал Пекина против Надаля или финал итогового против Федерера. В этих матчах не было ощущения, что Джокович играет намного лучше, но в итоге он все равно постепенно приходил к победе.

Вообще, можно сказать, что Джокович – это эдакий теннисный Кутузов. Он умеет атаковать, он умеет обороняться, умеет вести большие дела и умеет вести дела мелкие. Но самое главное – он умеет изматывать и способен побеждать даже после проигранного генерального сражения, как было, например, в финале «Уимблдона» против Федерера, когда он упустил семь сет-пойнтов. Джокович от гнева разорвал на себе майку, Федерер завелся, раззадорился, но все равно проиграл.

Из всех этих рассуждений о сходстве тенниса и военного искусства XVIII-XIX веков вырисовывается интересная картина. Джокович – лучший представитель тактики измора, и на его поле его победить нельзя – или можно, но очень-очень-очень редко. Единственным, кому это в этом году удалось, был Энди Маррей в Монреале. Все остальные свои матчи Джокович проиграл представителям тактики атаки: Федереру, Вавринке и Карловичу.

Федерер, играющий по суворовскому завету «атакуй чем Бог послал», в этом году был самым опасным противником для серба – он выиграл у него ровно столько же матчей (три), сколько весь остальной тур. Но это случилось не только потому, что Федереру Бог в плане атаки послал очень много, но и за счет того, что Федерер выполняет еще один важный завет Суворова и проводит очень тщательную подготовку. Атакующие движения у него вбиты в мышечную память, все схемы просчитаны и работают на автомате. Проблемы, как не раз было отмечено экспертами, возникают как раз тогда, когда он начинает слишком много думать о непробиваемости Джоковича.

Конечно, глупо говорить о том, что все теннисисты сейчас играют в контратакующем стиле – присутствие Федерера и Вавринки в Топ-5 тому яркое подтверждение. Плюс ко всему, их результаты доказывают, что атакующая тактика может вполне успешно противостоять доминирующей в туре контратаке. Однако если взглянуть на тур вообще, то начинает складываться впечатление, что определенный кризис идей все же есть. Хотя возможно, что это не кризис идей, а кризис исполнителей.

Общее состояние мужского тура

Если в свете доминирования Серены Уильямс (или же доминирования Федерера в 2004-2007) постоянно идут разговоры о коллапсе тура, то почему бы не поговорить о коллапсе современного мужского тенниса? Да, Джокович сейчас великолепен, но с кем он соревнуется?

Во-первых, с Федерером – 34-летним ветераном, которого уже семь лет отправляют на пенсию, но который сейчас главный соперник лидера рейтинга. Во-вторых, с Энди Марреем, который за последние два года обрел безумный комплекс Джоковича и Федерера и выиграл у них всего один матч. В-третьих, со Стэном Вавринкой, который в матчах с сербом стреляет примерно раз в год. Еще, наверное, можно выделить Надаля, который в этом сезоне пережил глубокий игровой кризис.

Все остальные соперники Джоковича – это, грубо говоря, массовка. И речь идет не об игроках Топ-50, а об игроках Топ-10, поскольку Бердых, Феррер, Нисикори, Тсонга, Гаске – все это клиенты Джоковича, которые мало что способны ему противопоставить. То есть, поколение ровесников серба попросту очень сильно уступает ему в классе.

Наверное, пора признать что поколение 25-летних теннисистов ожиданий не оправдало, ведь очень талантливые, но малотитулованные Нисикори, Димитров и Раонич относятся именно к нему. А поколение 20-летних по объективным причинам пока не может стабильно конкурировать с первой ракеткой мира.

Получается, что ситуацию вполне можно описать как кризис мужского тенниса. Стоит ли это делать? Каждый, кто хочет, сам должен найти для себя ответ на этот вопрос.

Унификация покрытий

Это еще одна причина, по которой Джокович получил возможность так сильно оторваться от всех преследователей. Наряду с унификаций тактики игры еще и наблюдается приведение к общему знаменателю условий игры (кстати, вполне вероятно, что первое вытекает из второго).

Из-за того, что покрытия в целом становятся единообразнее, одному игроку становится легче доминировать круглый год. Если раньше теннисист должен был быть готов либо зарабатывать большую часть своих очков на ограниченном отрезке сезона, либо демонстрировать три разных варианта тенниса (травяной, хардовый и грунтовый), то сейчас игрок может показывать одну игру весь сезон и при этом зарабатывать очки.

Почему теннисное руководство запустило подобный процесс, это большой вопрос. Но Джокович (а до него какое-то время Надаль) ситуацией прекрасно пользуется.

Автор: Юлия Никтика

Источник